prepod2000 (prepod2000) wrote,
prepod2000
prepod2000

Categories:

Цицынский каньон или Как я кидал жребий (С) Индеиц

Очень понравилась история Индеица. Да и маршрут тоже - была мысль так как-нибудь сходить... Выкладываю 1:1. Источник на форуме тут: Есть такая горная речка – Цица. С черкесского название переводится двояко – № 1 «трехпалые вилы» (сама река в самом начале с двумя боковыми притоками как раз образует такую рогатину) или № 2 «жребий» (смысл названия кажется туманным, но при близком знакомстве – совершенно четким). Протекает эта речка по Лагонакскому нагорью (то есть Кавказскому государственному биосферному заповеднику, далее по тексту «КГБЗ»), имеет ледниковое питание и вода в ней настолько чиста и вкусна, что от нее идут водозаборы сразу двух крупных городов – Апшеронска и Майкопа. Самая примечательная особенность этой реки в том, что протекая под большим уклоном, она за тысячелетия прорезала в горах очень узкий (от 2 до 10 метров) и глубокий (до 500 метров) каньон. Протяженность каньонной части реки невелика – около 15 км, но очень сложна для прохождения, потому что: • Очень короткий промежуток времени река маловодна (в августе-октябре и только если не было дождей). • По большой воде или в дождь (который в горах может возникнуть внезапно) оказаться в узкой части каньона означает погибнуть, потому что выбраться некуда – кругом отвесные скалы. • Идти нужно преимущественно по воде, глубиной от «по колено», до «по шейку». • Вода холодная (около 10 градусов); • Русло завалено огромными глыбами и буреломом поваленных деревьев (в нижнем течении). • В верхнем течении пологие берега заросли плотными джунглями крапивы в человеческий рост и толщиной в ногу и 3-х метровой высоты стеблями борщевика Сосновского (ядовитое зонтичное растение, оставляющее на теле химические ожоги). • Течение достаточно сильное. • Достичь каньона трудно, потому что нужно поднятья на Лагонакское плато через перевалы на высоту около 1500-2000 метров. Поэтому по Цицынскому каньону почти никто не ходит. Но каньон дико красив. В нем много всяких «ништяков»: древние пещеры, снежные мосты и арки, водопады и просто красивые виды. И я давненько интересовался этой темой, гипотетически предполагая, что может быть, когда – нибудь…И вот, случилось. Планеты встали в ряд, звезды – в строй, а карты сложились в пасьянс. В интернете (а где еще?) один чудак из Горячего написал, что хочет туда сходить. Ему написали другие такие же чудаки, они договорились о чем-то, сколотили группу (половина в процессе обсуждения отпала) и решили пойти. Я тоже написал тому чудаку, сказал, что поддерживаю этот кипеж, но пойду автономно и главное - я знаю куда идти и что там смотреть, у меня ЕСТЬ КАРТА. Потом мы встретились с этим чудаком (Александр, около 40 лет, с богатым жизненным опытом и разносторонними познаниями), он оказался из той породы, что любят заваривать кашу и организовывать бунты (идеолог – поджигатель), при том, что мало понимал, что такое Цицынский каньон, к примеру, поход по горной реке он планировал начать снизу, то есть, идя против ее течения (аргумент – если будет сложно, то вернемся домой) и неоднократно спрашивал меня, что одеть, что обуть, что взять поесть и т.д. Двух других участников похода (Сергей, 40 лет, интернет-проекты, творческая личность - экспериментатор) и Владимир (30 лет, дизайнер, молчун, человек-загадка) я тоже не знал, но мне было всё равно – главное – с кем-нибудь доехать до предгорий и разделить расходы на автозаброску в горы, а Александр милостиво соизволил отвезти всю шайку (4 участника) на своей ЛадеГранте и вернуть обратно. Кроме того, Александр вызвался также взять свою 3-х местную палатку, чтобы мне было где поспать, на что я с радостью согласился (думал, минимизирую вес своего рюкзака, если палатку возьмет кто-то другой, но жестко просчитался). Прогноз погоды как нельзя более благоприятный – сентябрь, дождей не было и еще не будет. Есть свободные выходные. Есть весь мой походный шмурдяк. Неделю я готовился к походу, все продумал до мелочей, закупил сублиматов, потренировал ноги велосипедом по вечерам, особо потрудился над обувью – на горную часть похода взял проверенные (Приэльбрусье, Лаго-наки) треккинговые кроссовки, а на водную – придумал одеть байдарочные чуни из неопрена (чтобы было тепло) и сверху них еще треккинговые сандалии (чтобы ступню не побить о камни), короче, подготовился на 100 %. В пятницу после обеда выехали и через два часа были уже в крайнем населенном пункте перед предгорьями, где кончается асфальт и начинается убитая гравийка – станица Черниговская (там даже связь сотовая кончается). Быстро нашли машину с водителем, который согласился закинуть нас в горы – он ехал прямо нам навстречу по станице на микроавтобусе Хюндай Старекс, на борту которого была большая надпись «поездки в горы». Машину Александра оставили во дворе у этого первого встречного, с которым условились, что забирать нас он приедет вечером в воскресенье к финальной точке нашего маршрута – турбазе «Цица» у Майкопского водозабора. Еще через два часа мы выгружали свои «чемоданы» на границе КГБЗ у поворота, почти вертикально уходящего в лес на егерский кордон заповедника. Туда водитель ехать отказался и мы пошли пешком. Сразу стала понятна расстановка сил: я шел первым, за мной «вечный студент» Вова, потом не спеша фотографируя – Сергей, а последним, отдуваясь и громко матерясь – Александр (его рюкзак по его же словам весил около 50 !!! кг и вмещал огромную тяжелую палатку в брезентовом вещмешке, кучу всякой одежды «для уик-энда», три пары обуви, мощный теплый спальник, около 10 банок тушенки, крупы, термос со стеклянной колбой, по 2 кружки, ложки и миски, дозиметр радиации, бинокль и айфон). К моему удивлению, в рюкзаке Александра не нашлось места для таких походных «мелочей», как газовая горелка, нож, пенка-сидушка и фотоаппарат. Но Александр не напрасно накопил кроме сала на пузе и огромный жизненный опыт, пройдя половину подъема и потеряв Александра из вида, мы услышали шум поднимающегося по нашей дороге автомобиля и офигели – в «УАЗе» рядом с водителем ехал победоносно улыбающийся Александр и весело предложил нам закидывать рюкзаки в машину, чтобы они доехали с ним до кордона. Очень приятная неожиданность. Налегке дошли до кордона, где нас встретили стреноженные кони, пасущиеся на фоне горных хребтов в последних лучах закатного солнца и по-хозяйски расхаживающий по егерской базе Александр, который сообщил, что: • На горном перевале сгущаются перистые облака, а это плохая примета (обычный для него пессимизм); • Переночевать можно в отапливаемых домиках егерей за 300 рублей с рыла, ужин приготовить у них в столовой на газовой плите, а еще за 200 рублей сходить в баню (а это хорошая новость, потому что мерзнуть и спать в палатке я еще успею, тем более, что в поход уходил с легким недомоганием). Но Сергей – экспериментатор, решил, что ночевать в походе в домике с печкой – это неспортивно и с Володей (тому всегда все равно, кто позовет, за тем и пойдет) ушел ночевать около кордона под ёлкой в палатке. Позже я выяснил, что эксперимент Сергея зашел еще дальше и весь (!!!) поход он ел только саморощенный виноград, запивая его кипяченой водой. До этого он неделю питался только яблоками тоже со своего сада. Говорил, что чувствует себя хорошо и что много кушать человеку совершенно ненужно, однако вид имел грустный, осунувшийся, иногда «зависал» и часто раздражался. Я обследовал базу и узнал, что бани там нет, а есть лишь деревянный сарай, где подогревают воду «чтоб только яйца помыть», как пояснил главный начальник егерей – старый армян Киркор. Егерям, кстати не было до нас никакого дела, Киркор открыл один из домиков, взял деньги и ушел продолжать пировать сотоварищи за длинным деревянным столом. За беседой они обсуждали два вопроса: кто воровал коней прошлым летом (при этом, подозрения падали на одного из присутствующих, на что он возражал, что в тот момент сидел в тюрьме и у него есть на это справка) и как хорошо иметь длинную теплую овчинную бурку «в пол», какую подарили на 80-летие отцу одного из егерей (бурка была принесена и одевалась всеми по очереди). Александр кинул вещи в домик, сообщил, что на ужин желает гречку с тушенкой, выдал продукты и пошел проведывать ребят под ёлкой. Я вскипятил чай, сварил гречку, открыл тушенку (подумав, что свои сублиматы я съесть всегда успею), немножко подождал ребят, не дождался и съел гречку с тушенкой. Насытившись, ходил фотографировать виды. Уже стемнело, я растопил печь в домике, снова сварил гречку и открыл тушенку, наконец пришли Александр с Володей, накормил их и пошел спать. В домике было отлично, тепло, я собрал три матраса с соседних деревянных нар, соорудил себе «царское ложе», постелил два своих спальника (у меня нет «холодного» спальника и я взял в поход два летних, с которыми ездим на море – один вставляется в другой и получается очень классно) и залег спать. Ночью снилась жена. Утром нас с Александром разбудил Сергей, который уже встал, съел свою виноградинку и был готов к продолжению похода. Я позавтракал более основательно: овсяная кашка с черникой, орешки, мёд и зеленый чай с лимоном. Хитрожопый Александр уведомил меня, что раз в палатке мы будем спать вдвоем, то и нести надо ее поочереди. Сегодня как раз моя очередь (те 20 метров вчерашнего подъема пешком, а потом на УАЗе он себе смело записал в актив) и, по случайному совпадению, – именно сегодня у нас по маршруту тяжелый затяжной подъем на Майкопский перевал (2000 м). Знать бы заранее, что парень не так прост, я бы взял свою одноместную 2 кг палатку и не тащил бы его брезентовый «чехол от самолета». Тем не менее, даже прибавив к своему 18 кг рюкзаку еще и палатку 5-6 кг, я зашел на перевал первым и в 9 утра стоял на его седловине, обзирая хмурое серое небо с набегающими свинцовыми облаками и бескрайние желто-коричневые просторы вокруг. Под сильным ветром, дующим в спину еще час мы шли с перевала с небольшим уклоном вниз по осенней альпике Лагонакского плато, между угрюмых горных отрогов и скальных вершин под облачным небом. Запомнилось, что навстречу попалась группа человек двадцать разновозрастных туристов с обветренными лицами и немножко дикими и ясными глазами. В отличие от нашей четверки, которая шла вразброд и каждый в своем темпе (я все время впереди на значительном удалении), эти туристы шли плотной шеренгой и чуть ли не в ногу. Каждый из них улыбнулся и поприветствовал меня, и я тоже был им искренне рад, так как только в какой-нибудь абсолютной глуши можешь быть рад встрече с абсолютно незнакомым человеком, которого почему-то сразу считаешь «своим». Наконец, часа через два пути по плато спустились в прекрасную, залитую солнечным светом чашеобразную долину у подножия горы Оштен, где бирюзовым полумесяцем должно было сиять горное озеро Псенодах. Но озера не было, высохло почти полностью, оставив по краям озерной котловины в углублениях небольшие лужи кристально чистой воды, через которую прорывался пузырьками газ с подземных родников, питающих озеро. Почему вода ушла в этом году никто не знает определенно, версии обсуждаются разные: от цикличности его наполнения и высыхания до дачи Путина «Лунная поляна», которую построили километрах в 50-ти от озера у склона горы Фишт. Тем не менее у Псенодаха (ныне переименовано в «Псеносдох») было классно: очень тепло, солнечно, умиротворенно, с видом на бездонную синеву небо и окружающие горные вершины. Отогревшись у Псенодаха (до этого, идя по плато я чуть подзамерз на сильном ветру под бессолнечным небом), мы продолжили путь уже к самому интересному – истокам реки Цице, которая берет свое начало с фирновых снегов горы Оштен, начинаясь как веселый журчащий ручеек, через который можно перепрыгнуть, не замочив ног и заканчиваясь бешеным ревущим потоком, пробивающим горы. У истоков Цицы, поднявшись через светлый пихтарник на поляну над речкой, среди пожухлой крапивы в человеческий рост и борщевиков мы нашли сказочную избушку-завалюшку – турприют «Цица». В таком домике можно остановиться только по очень большой нужде: весь латаный-перелатаный, мрачный, с какими-то грязными засаленными деревянными нарами под дырявой крышей, с большим пустым холодильником, исписанным туристами разных эпох и территорий. Тем не менее, на столе лежали несколько пакетов крупы, луковицы, погрызенная булка хлеба и прочий хлам. Войдя в хибару, я с интересом осмотрел надписи на холодильнике, не обнаружив там автографа Федора Конюхова, но найдя религиозный клич хохляцких (!) Братьев и сестер во Христе Церкви «Живое слово», закончивших (?) свой Исход в этом Храме Божием. Чем в этом домике площадью 20 кв.м. занимались 9 высокодуховных разнополых паломников одному чёрту известно. Место нам не понравилось, но Вовчику (постоянно голодному) понравились запасы снеди, в нем оставленные. Побывав в Храме Духа, он унес все луковицы и хлеб и сразу на полянке перед домиком стал его поедать. К поеданию лука присоединился Александр, видимо за компанию. Голодающий Сергей с укоризной на них посмотрел, вытащил из своего рюкзака пачку перловки, видимо взятую как «запасной парашют» к виноградику, и отнес ее в приют, пробормотав, что «неспортивно жрать запас, оставленный для заблудших туристов». Он также призвал к подношениям и остальных, но Вовчик с Александром хрустели луком и давились черствым хлебом, поэтому не услышали его, а мне даровать заблудшим было нечего, так как все было рассчитано без излишков, да и зачем святым и чистым людям вкушать скоромное (суджук по-армянски, сублимированная гречневая каша со свининой, вареные в сахарном сиропе груши и абрикосы, ореховое ассорти и т.д.). Наевшись лука, Вовчик пошел на второй мародерский заход в дом и вынес оттуда уже пачку перловки, пожертвованную Сергеем, чем вызвал бурю грома и молнии в свой адрес из уст аскета. «Оставь крупу, болван!» - кричал Сергей. Решено было покинуть нехорошее место и найти пристанище для обеда (уже полдень, а мы не кушавши) где-то поближе к речке. Отобедавши около 15-16 часов дня (у меня в меню был «рассольник по – ленинградски», суджук, чай со смородиновым листом, лимоном и сластями) мы продолжили путь. Ущелье еще не началось, речка была узкой и мелкой, обходимой по заросшему берегу и камням, светило солнце, синело небо и пели птицы. Затем, то справа, то слева наклонные лесные берега сменились скальными выходами, сужавшимися все плотнее к берегам Цицы. Забыл сказать, что кроме эстетического восприятия красот гор и ущелий у меня в этом походе была и иная цель – приборный поиск. Меня постоянно долбит мысль, что слишком много лежит под землей интересного в тех местах, куда меня заносит ветер странствий, поэтому даже на этот нелегкий маршрут я взял свои «подземные глаза и руки» - металлодетектор и лопату. Александр, большой любитель всяких «штучек» (судя по набитому в его рюкзак барахлу), очень интересовался, сколько стоит прибор и можно ли с его помощью найти золото, рассказывал, как выглядит самородное золото и проявлял такое знание вопроса, как будто провел лучшие годы на приисках Бодайбо. Мне было неинтересно самородное золото, кусками валяющееся в реке, по мнению Александра, но сладко манили черные дыры пещер и гротов, встречающиеся в высоких бортах каньона над рекой. Увидев первый такой грот почти сразу у входа в каньон, я попросил ребят сделать привал (чему они, уставшие, были рады) и попер на поиски. Грот точно был жилой и имел свою историю – прямо у входа я нашел стреляную латунную гильзу от винтовки Мосина с выбитым на донце годом выпуска – 1941, видимо, кто-то держал оборону или устроил засаду на идущих по ущелью. Дальнейший путь становился все трудней, течение реки полноводнее, камни больше, завалы из бревен и веток чаще, берега уже. Мне было легче, чем остальным. На этом маршруте я имел весомое техническое преимущество (кроме очевидной более сильной физподготовки, хотя если Сергея покормить…) – у меня были треккинговые палки, а у остальных – нет. Для меня необъяснимо, почему на один из самых сложных маршрутов, идущий по абсолютно неровной местности, на горный перевал и с него, по скользким речным камням, по лесным завалам и т.д. человек берет, например, айфон, дозиметр или фотоаппарат, но не берет треккинговые палки. Это тупость или неопытность? При обсуждении похода, каждый выдавал себя за «бывалого горца»... Желая облегчить свои мучения на подъемах - спусках и усилить равновесие при скачках на реке, ребята подобрали себе по «дрыну», но что такое толстая мокрая деревянная дубина по сравнению с двумя легкими острыми прочными карбоновыми трек.палочками с пробковой ручкой и тугой петлей, вокруг запястья. Также ими практиковался стиль «два старых боевых товарища возвращаются домой из кабака» - прочно схватив друг друга за бока, Сергей и Александр, шатаясь и раскачиваясь, бедром к бедру преодолевали омуты и броды. При этом, Александр с умным видом объяснял, что так преодолевают горные реки спецназовцы, которые живут в горах рядом с его дачей (!!!). Говорят «опыт приходит с годами», но в таких ситуациях до старости можно и не дожить. К вечеру идти по воде приходилось все чаще а, иногда, это был единственный путь. Вода не стала теплее, ноги были мокрые, путники усталые и все чаще и настойчивее подавались предложения искать ночлег. Я единственный знал нитку маршрута и привязывал ее к достопримечательностям: справа был грот, значит теперь будет водопад на левом притоке, а за ним после километрового бурелома – просторные пещеры в левой скале. «Товарищи по несчастью» уже без энтузиазма и восторгов узнавали, что их впереди ждет красивый 500-метровый скальный коридор. Я был внимателен и когда уже Александр (как-бы руководитель похода) начал возмущаться, что зачем мы все прём вперед, надо было остановиться раньше, что мы уже прошли все удобные места…, на высоте метров 20 над рекой среди деревьев, закрывавших левый борт каньона я увидел в скале большие черные полукруглые горизонтальные дыры. «Пещеры!» - крикнул я и полез по достаточно крутому подъему, через кусты и поваленные деревья к скале. Когда залез, ликованию моему не было предела – сухие просторные огромные гроты, соединяющиеся между собой в два смежных зала. Высоко над рекой с прекрасным видом через лес на каньон. Я орал и лазил по этим пещерам, выгоняя оттуда злых духов и обитателей тьмы. Крикнул вниз, чтобы поднимались ко мне. Парни просто обалдели от вида пещер и прониклись к ним суеверным трепетом, чуть ли не хором уговаривая меня не кричать «Хэви металл!», «Йехху!» и прочие возгласы большой радости. Они боялись что так вовремя найденный ночлег пропадет, пещера обвалится от моих криков, простояв до этого момента может не одну тысячу лет (суд по тому, что горизонтальные гроты в скалах образуются размытием горных известняковых пород течением реки, а река сейчас была далеко внизу). Закончив ритуальную часть, принялись за хозяйственное обустройство жилища. Сергей натаскал воды с реки в 1,5 литровых бутылках, я насобирал дров, Александр поставил свою хваленую эстонскую палатку 1980 года выпуска, бережно мной пронесенную весь день а Вовчик не знал куда себя деть, потому что за дровами ему было не охота, вода уже принесена, а палатки у него не было. Всем хотелось есть, согреться и спать. Я быстро на газовой горелке вскипятил литр кипятка, залил им сублимированную гречневую кашу со свининой и запарил чаек с лимоном. Сергей грыз то ли виноград, то ли яблоки и попивал кипяченую водичку, а Александр с Вовчиком, после недолгих препирательств (у них были общие продукты на двоих) решили варить на костре какую-то крупу с тушенкой. Быстро стемнело. Наконец, все поели, уселись вокруг костра, разведенного Сергеем с одной спички и полусырых дров у входа в пещеру и начали разговаривать. Это был очень долгий, содержательный и душевный спор, от которого все получили большое удовольствие, выговорившись. Один Вова, как обычно, молчал. Я поздно вспомнил, что взял с собой «кубырь» - принадлежность для ленивой рыбалки в виде закрученного в спираль проволочного каркаса, опутанного сеткой со входом для рыбы. Ставится на реках с быстрым течением на перекатах, желательно на ночь – и на утро ты уже лопаешь уху из хариуса. Но лезть в воду так не хотелось, что я отложил увлекательную рыбалку до следующего подходящего случая. Спалось хорошо, тепло. По пологу палатки мерно капали капли со свода пещеры, внизу монотонно шумела река. Утро я начал с детального исследования истории пещеры. И тут меня ждало открытие – пещера, при всем ее удобстве для проживания или стоянки абсолютно не содержала следов нынешней цивилизации, ни пустых консервных банок, ни туристических лохмотьев, ни каких-нибудь оберток и т.д. Прозвонив дно грота детектором на металл, на поверхности около 50 кв.метров ближе к задней стенке я обнаружил единственный сигнал. Стал осторожно разгребать ладонью в перчатке похожий на пыль серый песок, наткнулся на твердый большой камень, стал его подкапывать и доставать, это оказалась глыба кальцината, сцементировавшего за много лет (столетий?) кучу всяких костных останков, обломки костей, желтые зубы, белые куски черепов. Прозвонил снова, сигнал есть. Разгребая песок под светом налобного фонаря увидел длинный продолговатый предмет, как бы кусок толстой твердой проволоки, сужающийся к концу. «Игла!». Показал парням. Александр со свойственным ему ослиным антагонизмом к очевидности резюмировал – «Это наконечник стрелы». Ну, очередной бред, не больше. Посмотрел бы я на охотника или воина, использующего стрелы с наконечниками шириной в шило. Я почистил пальцем толстый и тупой конец найденного предмета, из дырочки отвалился кусочек земли, обнажив ушко. Теперь, это без сомнения игла! Кто и что ей шил, когда – всё это предстоит узнать пытливому уму ученого, а я был рад находке несказанно. Да, это вам не мины с патронами из окопов выковыривать, это – история. Окрыленный удачной находкой я еще раз облазил пещеру, один зал за другим - ничего кроме костей, а я в них не силен. Затем, поднялся выше по скале, влево, там тоже были гроты, но не такие пригодные для нахождения, как наш, полузаваленные розово-красными каменными глыбами. Ничего там не нашел. Парни уже собрали манатки, попили чайку и готовы были к выходу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments