prepod2000 (prepod2000) wrote,
prepod2000
prepod2000

Category:

Цицынский каньон или Как я кидал жребий Часть 2 (С) Индеиц

Мне пришлось ускориться. Жестко подгонял всех Сергей, который вставал каждое утро раньше всех в 7 и звал в путь. Уже два часа он сидел перед костром и ждал когда мы раскачаемся. Аскет был голоден и зол. Затем огорошил Александр, в свойственной ему решительной манере, спросив меня: «Ну что, какие варианты: возвращаемся обратно (!) или доходим до Глубокой балки и поворачиваем на Мезмай?» Я сначала подумал, что он шутит, но он был пугающе серьёзен. Оба варианта были идиотскими

– возвращаться обратно, не пройдя и половины каньона, не встретив пока никаких препятствий – такое решение было трудно объяснить (как выяснилось позднее, это были только первые звоночки его трусости, выдаваемой за осторожность). Поворот с половины каньонного маршрута на 90 гр. вправо и подъем по Глубокой балке через горный хребет в поселок Мезмай тоже абсолютно неприемлемое решение, потому что времени и сил уйдет не меньше, но придем мы не на условленную точку подбора, а в 50 км восточнее станицы Черниговской. Я категорически возразил, что единственный способ продолжать поход – это идти вперед по каньону, спускаясь с Лагонакского плато по ходу течения реки и выйти, как и планировали, на туристическую базу, расположенную в нижнем течении Цицы у Майкопского водозабора. Около базы, как мы ранее условились, должен нас ждать водитель на микроавтобусе, чтобы довезти до Черниговской, где мы оставили машину Александра. После выслушивания аргументов Александра (идти вперед слишком долго, мы не дойдем до вечера, придется снова ночевать, а его многочисленная родня сойдет с ума, не приди он домой вовремя, кроме того, если кто-нибудь что-нибудь сломает, то его будет невозможно спасти из каньона….) я сумел его убедить, что идти по его вариантам не ближе и не легче и если он до сих пор ничего не сломал, то больше и не сломает. Короче, двинули в путь. К счастью, он единственный из участников группы вносил в мой план разброд и шатания, но к несчастью, делал это постоянно. С учетом того, что идти предстояло практически всегда по воде, я сразу переобулся в своё изобретение – на голую ногу неопреновые полуботинки от гидрокостюма и на них треккинговые сандалии. Неопрен набрал воды и сразу стало ногам тепло, а ступне, защищенной жесткой рифленой подошвой «Vibram» - удобно и устойчиво на камнях. На теле был тройной слой одежды – термобельё + ветронепродуваемая жилетка с воротом + лесная куртка. На ногах – непромокаемые однослойные штаны. На голове – бундесверовская летняя кепка со значком горнопехотных частей Вермахта «Edelweiss». В руках – палки, за спиной – 20 кг рюкзак. К покорению каньона – готов! Покинув пещеру, снова встали на «путь истины» - нас вела река жизни. Узкие стены каньона не давали пробиться лучам утреннего солнца до воды, было свежо. Идти нам предстояло целый день, не менее 10-12 км (это очень много, если учесть завалы, обходы, облазы – абсолютное отсутствие ровных и спокойных участков). Расстояние мерялось ориентировочно, так как GPS – координация практически бездействовала. Вставшее над горизонтом солнце ознаменовало нашу встречу с одной из главных достопримечательностей каньона – ледяным арочным мостом поперек ущелья. Изучая маршрут, я неоднократно читал, что снежная лавина, зимой срываясь с близлежащих гор, разгоняясь, накрывает ущелье и забивает каньон многотонной толщей снега. Снег подтаивает, уплотняется, превращается в лёд, смешивается с толстым слоем земли, также смытым селями или лавиной. Затем, снеговую пробку подмывает бешеный поток весенней реки, образуя мосты 20-метровой высоты, проходимые в разные годы то снизу, то только поверху с альп.снаряжением. Но все это не создавало такого ошеломительного впечатления, какое испытываешь, когда, повернув за очередной изгиб каменной стены, ты видишь впереди себя это ЧУДО. Процесс внимательного и углубленного восприятия прекрасного занял продолжительное время, хотелось изучить всё максимально подробно, запомнить, увидеть, запечатлеть. Путь до сюда был проделан немалый – 1,5 дня, и нелегкий, хотелось наградить себя незабываемыми впечатлениями. Под мостом, с ледяных вогнутых линз течет струями талая вода, заливая фотоаппарат, приходилось исхитряться. Но азарт первооткрывателя поглощал все неудобства. Про себя я думал – чтобы ни случилось дальше, поход уже состоялся, я уже увидел много и, в любом случае, не пожалею о том, что пошёл сюда. Увиденное, вкупе со вставшим в зените палящим солнцем, придало легкости, сил и уверенности, что все складывается замечательно. Я достал из нагрудного кармана куртки схему – план и ориентировал группу по ожидающим нас на пути достопримечательностям, как то пещера «Божий глаз» - узкая горизонтальная щель в левом борту каньона практически у самой воды, в которую надо согнувшись пролезть и попадаешь в просторную высоченную абсолютно темную пещеру с необозримым каменным сводом, в котором где-то высоко наверху зияет большая дыра, выходящая прямо на небо и оттуда на тебя сверху льется водопад. Слазил туда сам и практически насильно запихивал остальных, приобщал к прекрасному. Но кроме Вовчика, в пещеру никто не полез, ребята устали, были равнодушны к чудесам. На левом притоке реки нас ждала еще одна снежная пробка в ответвлении каньона – здесь ледовый мост был значительно длиннее, метров 20 и выше, при этом, лед был покрыт толстым слоем коричневой земли с хвоей (какая бывает в пихтарниках), отчего вода ручья, текшая из под ледяного тоннеля, была интенсивно желтого цвета. Пока мы с Вовчиком лазили туда и сюда под снежным мостом, фотографируя и испытывая его на прочность, Сергей с Александром, поддерживая друг друга за бока, и опираясь на дубины, медленно побрели вперед. Каньон в этом месте (среднее течение) был наиболее красив. Идти было одно удовольствие, Каменные стены отполированы столетиями бурлившей здесь воды, завалов нет, дно ровное, кррасотааа! Впрочем, иногда, стены коридора неумолимо и беспощадно сдвигались почти вплотную до ширины 2-3 метра, зажимая реку в узкие тиски и образуя глубокие прозрачно – синие омуты холодной несущейся вперед воды. Проходить такие ванны по грудь в воде очень не хотелось, несмотря на то, что в описаниях маршрута я читал, что это неизбежно. Тщательно, исследуя берега, я заранее сумел находить обходные пути, где, забравшись по крутым скальным ступеням на полки стен каньона, прижимаясь к его темным бортам или, сняв рюкзак, протиснувшись в щель между огромных валунов, можно было обойти ванны, пусть и попыхтев, но сухим. Группа шла за мной, покрикивая мне, ушедшему вперед: «Ну что там, проходимо?». Честно говоря, я не брал на себя миссию Спасителя и сам находился в абсолютном неведении, можно ли пройти без потерь там, где я лезу и нужно ли туда лезть. Но то ли опыт, то ли везение – всегда мой маршрут шел по оптимальному пути и я проходил и проползал его первым. За что, впрочем, был благодарим попутчиками. На одном из таких прижимов, где каньон образовывал глубокую ванну, правый борт которой являла собой вертикальная стена не менее 100 метров высотой, а левый – кусок обвалившейся скалы с борта каньона, пришлось исхитряться, чтобы не проверять навыки плавания в холодной воде. Я полез первым, сначала, сняв рюкзак, в узкий темный тоннель между каменными глыбами - не вариант, затем, не снимая рюкзака, по скользкому стволу дерева, прижатого к скале - пролез, затем вскарабкался на камни и ждал остальных. Парни избрали другой путь – Сергей залез по пояс в воду и принимал рюкзаки остальных, затем кряхтя тащил рюкзаки на другой берег, затем в воду залезали остальные и так они преодолевали ванну. В процессе, был распатронен тяжеленный рюкзак Александра, с которого, как с ёлки, сыпались разные «погремушки» - вылетел из бокового кармана и исчез в бурлящем потоке термос со стеклянной (!) колбой, чуть не утоп плохо привязанный снаружи спальник. Мы вдвоем с Сергеем, приняв наверх рюкзак Александра, вдвоем затаскивали его самого на скалу, при этом Сергей сильно ударил копчик о скальный выступ и некоторое время не мог придти в себя от болевого шока. Наконец дошли до правого притока – Глубокой балки. Эта точка является серединой нашего маршрута, время было 13 часов дня и пора было пообедать. Нашли приличествующее место на каменном плесе у водопада, я вскипятил воду и запарил «борщ по – московски», сдобрив его крупными кусками суджука, Вовчик и Александр залили кипятком «доширак» из бич-пакетиков, Сергей ел виноград и пил кипяченую воду. Затем я налил себе чаю с лимончиком, достал орешки и сладости, снял мокрые неопреновые ботинки с сандалиями, кушал и сушил ноги. Александру организм подсказал план физического выживания – свою бесценную и неподъемную палатку он настойчиво предложил нести Вовчику, как самому молодому и безропотному, при том, что к использованию этой палатки тот не имеет никакого отношения - у них с Сергеем была отдельная палатка. Вовчик апатично «проглотил» эту идею и сопротивляться не стал. Кроме этого, Александр снял с себя, а также вытащил из рюкзака и выкинул на берегу каньона больше половины своей «прогулочной» одежды – какие-то кофты, рубашки, подштанники, куртку и т.д., немало загадив первозданную чистоту этих мест. По правде сказать, облегчив себе участь, Александр стал идти намного быстрее, а Вовчик и до этого не отставал. Общий темп прохождения маршрута сильно ускорился. Следующие полдня вспоминаются как тяжелая «пахота» - задача была до темна пройти по каньону порядка 6-7 км и выйти на дорогу к базе, при том, что до этого наша средняя скорость составляла не более 1 км/час. Сначала, легко перекусившие ребята, задавали темп и я даже отставал от них, не переварив двойную порцию борща да с мяском, поскольку на привале прикончил все свои припасы, твёрдо уверив остальных и себя, что ночевать мы будем уже дома. Но часа через два пути, я, как обычно, лез впереди, за мной шел Владимир затем «друзья-бродяги» Александр с Сергеем, нежно прижавшись друг к другу боками, преодолевали препятствия. Идя вперед, я неоднократно замечал, какие огромные пещеры и гроты остаются без нашего внимания, зияя черными провалами в бортах каньона, почитывая нитку маршрута, отмечал что и это водопад и тот скальный цирк мы пропустили, не посетив. Но время гнало вперед. Путь был труднее, чем все два дня до этого, ущелье стало непроходимо по воде, огромные каменные глыбы, завалы из бревен и сбивающая с ног бурлящая в котлах голубая вода делали нелепой мыль о том, чтобы идти рекой. Но берегом идти было не легче. Хотя это уже не был скальный каньон – по берегам реки под порядочным наклоном простирался старый пихтово – буковый лес, идти по нему было очень трудно, так как лес рос на наклонных бортах ущелья, постоянно приходилось петлять на набирая высоту, то спускаясь в очередную балку, прорезавшую перпендикулярно наш путь. Поскользнувшись на мокром камне, я сильно ударил правое колено, рассадив его до крови. Также, замучившись идти лесом и решив спуститься к реке, манившей удобным для прохождения каменным плесом я стал съезжать по крутой наклонной горке, цепляясь за ветки и кусты, затем доехав до 2-х метрового обрыва над рекой, решил зацепиться руками за ствол широкой пихты и как – нибудь спрыгнуть вниз, но не удержался руками за кору (не учел дополнительный вес рюкзака) и сорвался с обрыва, полетев прямо спиной вниз. Упал точно на рюкзак на совершенно ровный песчаный речной плёс и просто обалдел от испуга и от удивления, что ничего не повредил. Приземление было, как на огромную подушку. Встряхнулся и пошел дальше. Хорошая вещь рюкзак! Мы шли, мало разбирая дорогу. Порой, оторвавшись от остальных я видел, что ребята, гуськом следуя за Александром по противоположному берегу забираются высоко на хребет, застревая в непролазных кустах и проползая под поваленными деревьями, тогда как я прошел по прибрежному мелководью намного легче и быстрее. Кричал им, сорвав охрипшее горло. Но от грохота реки ничего не было слышно. По моему пути часто следовал Сергей, видимо поняв, что он зачастую оптимальнее и остальные следовали за ним. Последние два часа, до сумерек мы шли практически вместе, я прокладывал путь – ребята за мной. Я подгонял, почти орал, был уже восьмой час вечера, а идти еще предстояло долго (по ощущениям, поскольку ориентиры на местности были примерные, а GPS – связь бездействовала). С Александром возникли проблемы, он настойчиво пытался быть лидером группы, постоянно прокладывая свой маршрут, отставая, но каждый раз кричал нам, чтобы мы шли к нему, то наверх, то спускаясь вниз, потому что там где идет он, там идти правильнее. Сначала мы прислушивались и шли, затем убедившись, что из него плохой тропарь, шли по своему, то есть за мной. Он тормозил и всячески привлекал внимание. Назревал конфликт. Сергей шел за мной, но всячески подбадривал Александра, не желая раскола группы. Когда начало темнеть, я практически стал бежать по лесу, не взирая на то, успевают за мной или нет, потому что видимая мной тропа стремительно исчезала в лесной полутьме. За мной поспевал Вовчик, затем - вне пределов видимости – Сергей с Александром. Сергей постоянно свистел, чтобы обозначать из местоположение, я кричал, но уже сильно болело горло. Просил кричать Володю, но это был дохлый номер – парень был настолько зажат, что казалось боялся даже собственного голоса, максимум что я от его добился – эти тихий шипящий свист который слышал только я. После спуска и подъема в очередную темную балку и не увидев за собой Сергея с Александром, я решил их подождать. Они появились минут через пять и Александр категорически потребовала перекура. Я заорал на него, что нужно бежать, пока есть видимость (время было около восьми вечера). Пошли дальше, спустились к реке. Александр сказал, что он устал, больше сегодня смысла идти нет, что ночной лес травмооопасен, нужно оставаться на третью ночь. Я был категорически против – по моим ощущениям идти нам оставалось до дороги недолго, у каждого есть налобный фонарь, никаких серьезных травм ни с кем еще не случилось, нет никаких препятствий продолжать движение хотя бы еще час, до 21.00, а там будет видно. Сергей предложил голосовать: мы с Вовчиком были за движение, Александр – остановиться, а Сергей – воздержался (хотя до этого говорил, что у него все вещи, в т.ч. и спальник с палаткой мокрые и спать в лесу он не хотел бы). Нас было большинство и мы перешли реку на противоположный берег, по которому, судя по картам, можно было выйти к дороге на турбазу. Но перейдя реку, Сергей поменял свое решение, он сказал, что присоединяется к Александру и они остаются в лесу ночевать, никуда больше не пойдут. Александр снова начал нудить, что как опасно получить травму в лесу, что спасать человека тяжело, а бежать по ночному лесу – бессмысленно. Я был взбешен, время было 20.00, я очень хотел ночевать сегодня дома, твёрдо был уверен, что для этого у меня есть все шансы и меня уже задрал нудёж Александра. Группа разделилась, мы с Вовчиком решили идти через лес к дороге, при этом я его предупредил, что ночевать в лесу не будем и, если потребуется, будем идти всю ночь. Он был согласен, его стимулом к продолжению пути было нежелание оставаться в лесу (лес ему чем-то не нравился) и желание завтра попасть на работу. Я переобулся в кроссовки, Вовчик отдал (по моему настоятельному требованию) Александру его палатку, мы нацепили налобные фонари, насыпали в карманы ореховую смесь с изюмом (мой н/з), и поперли вверх по лесному косогору. И тут меня ждала неописуемая радость – на лесном хребтике, среди ночной тьмы в белом свете пятна от фонаря под ногами я увидел натоптанную тропу вдоль реки. Я почти бежал по тропе, Вовчик бежал за мной. Иногда я сбивался с тропы, но каким-то наитием выходил на нее снова, уж очень логично она была проложена. Восторгу моему не было предела, когда ровно через 40 минут после начала нашего «ночного забега», мы внезапно по тропе вышли из леса на широкую поляну, залитую лунным светом и я увидел кирпичные строения Майкопского водозабора на реке Цица и идущую вдоль реки грунтовую автомобильную дорогу. Я ликовал собственной победе и был жестоко разочарован и зол, что так классно начавшийся поход был закончен не очень красиво, что мне не удалось вывести группу к намеченному сроку в полном составе. Мне было очень жалко парней, которые опутав себе ноги слабостью и неверием в собственные силы, прекратили эту «борьбу за жизнь» буквально на последних метрах, забыв и про ждущих их дома родных и про планы завтрашнего дня. Насколько малым казалось физическое усилие для преодоления этого финального участка пути, но психологически это усилие оказалось невозможным для двух здоровых мужчин. Как писал Карлос Кастанеда: «Воля - это то, что заставляет тебя побеждать, когда твой рассудок говорит тебе, что ты повержен». За следующие сорок минут мы дошли по знакомой мне с прошлогоднего ноябрьского отдыха дороге до турбазы «Цица». В домиках светились окна. Нам озвучили ценник за ночлег – он оказался конским – 1000 рублей с носа. Это было неприемлимо и глупо, ночевать за такие деньги на базе, если твердо решил добраться до дома. Я чувствовал, что есть другой выход. С базы к людям (то есть, до ближайшего населенного пункта – станице Черниговской) никто ехать не собирался. Ни за какие деньги. В бане парилась группа парней работающих на этой базе по сборке деревянных коттеджей – я пошел к ним. Выяснил, что у одного из них – Ивана, есть здесь машина – разбитая красная восьмерка Жигули. Иван парился и пил пиво. Через 30 минут он был согласен отвезти нас по пыльной ночной дороге за 25 км до Черниговской. Еще через 30 минут мы сидели с Вовчиком в жарко натопленном бараке у ребят и рубали из казана сегодня ими сваренную уху из форели, изрядно поперченную, но безумно вкусную. Поев-попив, поговорив, отказавшись от пивных возлияний и предложения остаться у них ночевать бесплатно, но, получив в гостинец пакет свежесобранных крупных опят, мы распрощались с радушными «лесными братьями» и с Иваном и его другом Колей поехали в Черниговскую. По пути Николай рассказал мне (Вовчик уснул, притомившись), что он местная знаменитость – 7 лет назад, он, 22-х летний заблудился в июне где-то в этих окрестностях. Ходил по лесу девять (!) дней, без еды и без снаряжения (само собой), 5 дней из них под дождем, спал в земле, засыпав себя по голову листвой, был чуть не погрызен шакалами, хотел повеситься на ремне – ремень порвался, увидел сон с Богородицей, на следующее утро услышал шум проезжавшего лесовоза и вышел к нему на дорогу, потеряв из 70 кг веса 29 кг. Он всего день после этого лежал в реанимации и про него писали местные газеты. А вот в Цицынском каньоне он не был и не знает где это. Доехав до Черниговской Иван сказал, что если ему еще немножко доплатить и купить пива, то он довезет до Апшеронска, потому что решил поехать спать домой в Апшеронск и Коля с ним. Отлично, так как от Апшеронска до Горячего еще ближе – 70 км. Подъезжая к Апшеронску, парни созвонились с такси и, вылезши из восьмерки, нам оставалось только переложить рюкзаки в другую машину и еще через час мы въезжали в Горячий Ключ. В два часа ночи я открывал дверь своей квартиры, был безумно уставшим и безмерно счастливым, с соплями, охрипшим горлом, в мокрой и вонючей одежде. Меня не было дома 2 дня. Закончить сие повествование считаю уместным одной дзэнской историей из книги «Собрание песка и камня» японского учителя дзэн – буддизма Мудзу (XIII век). «Великий японский воитель Нобунага решил однажды атаковать врага, который десятикратно превосходил его числом солдат. Он знал, что победит, но его солдаты в этом уверены не были. В дороге он остановился у синтоистского храма и сказал: - Когда я выйду из храма, то брошу монету. Выпадет герб – мы победим, выпадет цифра – проиграем сражение. Нобунага вошел в храм и стал безмолвно молиться. Затем, выйдя из храма, бросил монету. Выпал герб. Солдаты так неистово ринулись в бой, что легко одолели врага. - Ничего не изменить, когда действует рука судьбы, - сказал ему адъютант после сражения. - Верно, не изменить, подтвердил Нобунага, показывая ему поддельную монету с гербами на обеих сторонах». THE END.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment